Делом и истиною

Делом и истиною

1 Ин 3, 11-21

Пс 100(99)

Ин 1, 43-51

Святой Иоанн в сегодняшнем первом чтении призывает нас «любить не словом или языком, но делом и истиною». Речь не идет только о том, чтобы наши слова не расходились с делами, или чтобы мы меньше болтали, а больше делали. В таком случае, он сказал бы только «не словом, но делом», но он говорит «делом и истиною», а значит – речь идет о чем-то более глубоком. Истина в данном случае это то, что позволяет «нашему сердцу не осуждать нас», то есть наша любовь не просто должна выражаться в делах, но и быть настоящей, искренней.

Мы понимаем разницу между понятиями «теория» и «практика», и знаем, что и наша вера может быть теоретической (основанной на изучении Святого Писания) или практической (основанной на практике добродетелей, а прежде всего на делах милосердия). В практике, однако, речь идет не только о делах милосердия. В сегодняшнем фрагменте Евангелия мы как раз имеем очень интересный пример. Нафанаил – прекрасный пример теоретического подхода, он изучил Писание и знает, что «из Назарета не может быть ничего доброго». В этом он не отличается от «теоретиков» из Синедриона, которые отвечали Никодиму: «рассмотри и увидишь, что из Галилеи не приходит пророк» (Ин 7,52). Но Филипп – сторонник практики, он не старается переубедить друга, представляя факты или аргументы, он просто говорит: «пойди и посмотри». Вера не может быть чисто теоретической, хотя и теория также необходима. Мы можем долго изучать Библию и полностью проникнуться Её учением, но никогда не станем по-настоящему верующими, если «не возьмем свой крест и не последуем за Иисусом».

А что же с делами милосердия? Допустим, кто-то щедро дает милостыню, но делает это только из чувства долга, а не из чувства любви. Никто не может упрекнуть его, что он любит только «словом и языком», как раз нет – именно «делом», но «истиною» ли? И можно ли сказать в этом случае, что он «любит»? Стоит ли вообще совершать благие поступки, если они не искренны, не продиктованы настоящей любовью? Конечно, стоит! Да, поначалу мы можем быть добрыми только из чувства долга – христианской обязанности, но чем больше будем вовлекаться в благие дела, чем глубже будем вникать в нужды ближних, тем больше будем проникаться милосердием, и вскоре вместо чувства долга мы ощутим настоящую любовь. Таково свойство практики!

о. Ириней Погорельцев OP 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *