«Господь мой и Бог мой!»

«Господь мой и Бог мой!»

Еф 2, 19-22
Пс 117
Ин 20, 24-29

Праздник св. Фомы, Апостола

Апостол Фома словно был обречен народным преданием вечно именоваться «неверующим». Совершенно несправедливо. Почему несправедливо? Потому что все апостолы были неверующими. Никто из них не мог уверовать в воскресение Учителя, пока сам Иисус не явился им, да и то был вынужден доказывать, что Он не привидение. А прозвище «неверующий» досталось только Фоме.

Однако, на самом деле Фома дает нам очень хороший пример. Он не хочет быть легковерным, он не хочет доверять всему, что слышит, даже если слышит это от друзей, которым не имеет оснований не доверять. Но, ведь они тоже могли ошибиться. Они могли видеть кого-то похожего на Иисуса, не обязательно призрака, но может быть двойника-самозванца. Может быть, фарисеи захотели подшутить над ними и прислали такого двойника, чтобы потом посмеяться над ними, или уличить в подлоге? Поэтому Фоме недостаточно съеденной рыбы, которая доказывает, что Иисус не призрак, и он хочет убедиться в главном – увидеть Его раны. Только это может быть доказательством подлинности Спасителя.

«Блаженны невидевшие и уверовавшие» — разве эти слова Иисуса должны нас успокоить? Разве после них мы должны верить всему, что только имеет видимость чего-то духовного? Нет, здоровый скептический рационализм Фомы все еще актуален. Конечно, у нас уже нет возможности дотронуться до Иисуса, но разве мало было в истории ложных чудес? Разве мало этот мир смеялся над нашим легковерием?

Но речь не только о ложных чудесах. Намного страшнее – ложная вера. Сегодняшний мир хочет преподнести нам образ Христа, лишенный Его святых ран – главных свидетелей Его искупительных страстей. Образ слащавый, образ приукрашенный. Нам приятно слышать Его слова о любви, но вот о страдании слушать не хочется. И вот мы уже готовы с радостью принять Христа научающего любить и прощать, а Христа распятого забываем. Да, любовь и прощение – это истинное учение Христа, но принять мы его можем только от Христа настоящего, а настоящий Христос, тот, кто был распят и искупил нас не красивыми словами, а своей драгоценной кровью. Только такому Христу, вместе с Фомой, мы можем сказать: «Господь мой и Бог мой!»

Автор: о. Ириней Погорельцев ОР

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *