Святой Лев Великий

Святой Лев Великий

Рим 15, 14-21

Пс 98

Лк 16, 1-8

10 ноября, память св. Льва Великого, Папы и Учителя Церкви

Папа Лев Великий, святой и Учитель Церкви, как указывает прозвище, очень скоро присвоенное ему традицией, действительно был одним из самых великих Понтификов, почтивших римский Престол, внеся огромный вклад в укрепление его власти и престижа. Первый епископ Рима, носивший имя Льва, – принятое впоследствии еще двенадцатью Верховными Понтификами, – является также первым Папой, проповедование которого дошло до нас, – проповеди, с которыми он обращался к народу, тесной толпой собиравшемуся вокруг него во время богослужений. Мысль о нем спонтанно возникает также в контексте нынешних общих аудиенций по средам, собраний, ставших в последние десятилетия для Епископа Рима обычной формой встреч с верными и с множеством посетителей, прибывающих из разных уголков мира. Лев был уроженцем Тушии. Он стал диаконом Церкви Рима около 430 года, и со временем приобрел в ней важное положение. Эта видная роль побудила в 440 году Галлу Плакидию, правившую в тот момент Западной Империей, послать его в Галлию для разрешения трудной ситуации. Но летом того года умер Папа Сикст III, имя которого связано с великолепными мозаиками базилики Санта Мария Маджоре, и на его место был избран именно Лев, узнавший об этом, именно исполняя свою миротворческую миссию в Галлии. Вернувшийся в Рим новый Папа принял посвящение 29 сентября 440 года. Так начался его понтификат, продлившийся свыше двадцати одного года, и ставший, несомненно, одним из важнейших в истории Церкви. После его смерти 10 ноября 461 года Папа был погребен у гроба святого Петра. Его мощи и сегодня хранятся в одном из алтарей Ватиканской базилики.

Времена, в которые жил Папа Лев, были очень трудными: бесконечные варварские набеги, постепенное ослабление на Западе имперской власти и длительный социальный кризис заставили Епископа Рима – то же самое произойдет с еще большей очевидностью полтора века спустя, во время понтификата Григория Великого – принять на себя важную роль также и в гражданских и политических событиях. Это, естественно, способствовало росту значения и престижа римского Престола. Один эпизод из жизни Льва особенно знаменит. Он восходит к 452 году, когда Папа, вместе с римской делегацией, встретился в Мантуе с Аттилой, предводителем гуннов, и убедил его отказаться от продолжения военного нашествия, в результате которого уже были разрушены северо-восточные регионы Италии. Таким образом он спас остальную часть полуострова. Это важное событие вскоре стало знаменательным, и остается символическим знаком миротворчества, совершенного Понтификом. Но, к сожалению, не столь успешным был исход другой папской инициативы, имевшей место три года спустя, и остающейся, тем не менее, знаком мужества, которое все еще поражает нас: дело в том, что весной 455 года Льву не удалось воспрепятствовать тому, что вандалы Генсериха, подошедшие к воротам Рима, наводнили незащищенный город и грабили его две недели. Тем не менее, поступок Папы, – который, беззащитный и окруженный лишь своим духовенством, вышел навстречу захватчику, чтобы просить его остановиться, – спас Рим от сожжения. Папа также добился, что базилики Святого Петра, Святого Павла и Святого Иоанна, – в которых нашло убежище часть терроризированного населения, – не были подвержены разграблению.

Мы хорошо знаем о деятельности Папы Льва благодаря его прекрасным проповедям на великолепной и совершенной латыни, – их сохранилось почти сто, – и благодаря его письмам, которых дошло до нас около ста пятидесяти. В них Понтифик предстает во всем своем величии, обращенном в служение истине в любви, через усердное упражнение в слове, что показывает в нем одновременно богослова и пастыря. Лев Великий, постоянно заботившийся о своих верных и о народе Рима, а также об общении между различными Церквными общинами и об их нуждах, был сторонником и неустанным инициатором первенства Римского Престола, называя себя подлинным наследником апостола Петра: это прекрасно осознавали многочисленные епископы, по большей части восточные, собравшиеся на Халкидонский Собор. Халкидон представляет собой уверенный финиш трех предыдущих вселенских соборов о христологии: Никейского Собора 325 года, Константинопольского Собора 381 года и Эфесского Собора 431 года. Уже в VI веке эти четыре Собора, изложившие веру древней Церкви, даже сравнивали с четырьмя Евангелиями: так утверждает Григорий Великий в знаменитом письме (I,24), в котором приказывает «принимать и почитать, как четыре книги святого Евангелия, эти четыре Собора», потому что на них – поясняет далее Григорий – «как на квадратном камне возвышается строение святой веры». Халкидонский Собор, – отвергая ересь Евтихия, отрицавшего истинно человеческую природу Сына Божия, – утвердил соединение в Его единой Личности, без смешения и без разделения, двух природ, человеческой и божественной.

Эта вера в Иисуса Христа, истинного Бога и истинного человека утверждалась Папой в важном доктринальном послании, адресованном епископу Константинопольскому, так называемом Tomo a Flaviano, которое, будучи оглашенным в Халкидоне, было принято присутствовавшими епископами красноречивым возгласом, о чем сохранилась запись в документах Собора: «Святой Апостол Петр глаголет устами Льва!», – вырвалось в один голос у соборных Отцов. Особенно из этого выступления, и из других, сделанных во время христологического спора тех лет, явствует со всей очевидностью, как Папа остро чувствовал ответственность Преемника Петра, роль которого в Церкви уникальна, поскольку «одному единственному апостолу поручено то, что всеми апостолами начато», – утверждает Лев в одной из своих проповедей в праздник святых Петра и Павла (83,2). И эту ответственность Понтифик сумел осуществить, и на Западе, и на Востоке, вмешиваясь в различные обстоятельства с благоразумием, твердостью и ясностью посредством своих писаний и своих легатов. Таким способом он показывал, как осуществление первенства Рима было тогда необходимо, – как оно необходимо и сегодня, – чтобы действенно служить общению, характерной черте единой Христовой Церкви.

Осознавая исторический момент, в который он жил и совершавшийся тогда переход – в период глубокого кризиса – от языческого Рима к Риму христианскому, Лев Великий сумел быть близким народу и верным своей пастырской деятельностью и проповедованием. Он был душой благотворительности в Риме, страдавшем от голода, от наплыва беженцев, от несправедливости и бедности. Он противостоял языческим суевериям и деятельности манихейских групп. Он связал литургию с повседневной жизнью христиан: к примеру, соединив практику поста с делами милосердия и милостыней, особенно в связи с Quattro tempora, которыми отмечали смену времен года. Так, Лев Великий учил своих верных, – его слова и сегодня имеют значение для нас, – что христианская литургия – это не воспоминание о событиях прошлого, но актуализация невидимых реальностей, действующих в жизни каждого. Именно это он подчеркивает в одной проповеди (64,1-2)  на Пасху, что в любое время года следует прославлять ее «не как что-то из прошлого, но как событие из настоящего». Все входит в точный замысел, – настаивает святой Понтифик: ведь, как Творец оживил Своим дыханием рациональной жизни вылепленного из глины человека, так, после первородного греха, Он послал Своего Сына в мир, чтобы вернуть человеку утраченное достоинство и разрушить господство дьявола через новую жизнь благодати.

Такова христологическая тайна, в которую святой Лев Великий, – своим посланием Халкидонскому Собору, – внес действенный и существенный вклад, утвердив на все времена – через этот Собор, – что сказал святой Петр в Кесарии Филипповой. С Петром и как Петр он исповедал: «Ты – Христос, Сын Бога Живого». И поскольку Иисус Христос – Бог и Человек, то Он не чужд роду человеческому, но далек от греха. В силу этой христологической веры Папа Лев был великим носителем мира и любви. Так он нам показывает путь: в вере мы учимся любви. Давайте же учиться вместе со святым Львом Великим верить во Христа, истинного Бога и истинного Человека, и осуществлять эту веру каждый день в делах ради мира и в любви к ближнему.

Папа Бенедикт XVI

На рисунке: Папа Лев Великий убеждает гуннов не разрушать Рим, художник Галина Щетинская

Подготовила: с. Елена Вычугжанина, Туапсе

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *