Щедрость без границ

Щедрость без границ

2 Кор 9, 6-10
Пс 112
Ин 12, 24-26

Если бы это зависело только от Вас, смогли бы Вы раздать нуждающимся всё имущество организации, в которой работаете? Собственность прихода, к которому принадлежите? Убранство квартиры, в которой проживаете? Содержимое кошелька, который носите в сумке, или же банковского счёта, о существовании которого знаете лишь Вы и Бог? А перед лицом смерти? А если «да», то какие чувства сопровождали бы Вас при раздаче? Очень легко советовать окружающим, как они должны заботиться о бедных и нуждающихся. Подобные советы раздавал другим Иуда (Ин 12,4-5), никогда не обижая себя (Ин 12,6).

Архидиакон Лаврентий, которого сегодня вспоминает Церковь, заведовал двумя крайностями: церковным имуществом и бедняками. И перед лицом смерти мог остаться с одним или другим, но выбрал последних, раздав им всё, что находилось под его контролем. Когда римские власти потребовали от Лаврентия передать им всё церковное имущество, он привел к ним бедняков, говоря: «вот истинное богатство Церкви». Иногда необходимо остаться совсем без ничего, чтобы увидеть вещи в истинном свете.

Щедрость начинается там, где кончается расчёт. Вопрос щедрости, это не вопрос одних лишь материальных благ. Материальные блага в большинстве своём восполнимы, поэтому их легче раздавать. Подлинная щедрость, щедрость без границ, начинается во мне – это умирание для себя. Именно смерть позволяет зерну принести стократный плод. «Кто сеет щедро, тот щедро и пожнёт» (1-е чтение): зерно отдаёт всё что имеет – свою жизнь, – потому что «любящий жизнь (душу) свою погубит её; а ненавидящий жизнь (душу) свою в мире сем сохранит её в жизнь вечную».

Прежде всего, Сам Христос является пшеничным зерном, смерть которого принесла нам обильные плоды спасения. Но на эту аналогию можно посмотреть и с другой стороны. Земля – это среда, в которой зерно получает все необходимые вещества для своего развития. Если зерно – это я, то в таком случае землёй должна быть непременно Церковь, Которая питает мою жизнь. Как тогда можно понять слова, что мне следует умереть в Церкви, иначе останусь один? Я хотел бы коснуться только одной из сторон этого многогранника. Столкновение с грехом в Церкви никогда не проходит безболезненно, оно вызывает ощущение, как будто что-то внутри нас умирает. То, что нас питало, кажется, начинает отравлять нас. В такие минуты только глазами веры можно узреть, что я страдаю вместе со Христом, Которого предали свои, что Он пригласил меня в самое сердце великой Тайны Его жизни. Только щедрость может помочь мне не замкнуться в себе, но снова и снова, не ставя границ, принимать от «земли» пропитание, а от Бога рост и плоды.

Предание передаёт сквозь века, что когда св. Лаврентий был мучим на раскалённой решетке, то попросил солдат перевернуть его на другую сторону, чтобы тело лучше пропеклось. Мораль здесь может быть лишь одна: даже в «безвыходных» ситуациях не стоит зацикливаться на себе и терять чувство юмора.

Мария, Источник нашей радости, молись о нас!

Автор: семинарист Антон Дёмшин,  

Один отввет »

  1. Благодарю, Антон, за твои слова, без них – я бы наверное перестал читать этот блог, ибо зачастую не проникаюсь стилем написания других авторов, а твои – заставляют задуматься.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *