«Молитесь и трудитесь»

«Молитесь и трудитесь»

Притч 2, 1-9
Пс 34
Мф 19, 27-29

На первый взгляд, слова, которые Иисус обращает к своим Апостолам никаким образом не подходят к тому пути, который избрал святой Бенедикт, патриарх западного монашества. Ведь Иисус говорит: «идите по всему миру» (Мк 16,15), а не «прячьтесь от мира за высокими стенами монастырей»; Он говорит: «проповедуйте Евангелие», а не «молитесь в тишине своей угрюмой кельи, и в безмолвии переписывайте страницы древних книг». «Молитесь и трудитесь» – вот, что завещал своим сынам св. Бенедикт, и кажется, что этот идеал монашеской жизни не совсем отвечает идеалам жизни апостольской. Конечно, монах, как и апостол «оставляет все», как завещает Иисус в сегодняшнем фрагменте Евангелия, но избирает в своем следовании за Иисусом несколько другое направление. И, наверное, именно о бенедиктинцах можно сказать, что они получили «в сто раз больше полей», поскольку земельные владения этого ордена в средневековье действительно были необъятными.

Однако достаточно обратиться к историческим фактам, и мы увидим, что именно духовным сынам святого Бенедикта принадлежит заслуга евангелизации новой средневековой Европы, родившейся из хаоса великого переселения народов. Именно они были настоящими апостолами, которые принесли новым народам Европы свет Божьего Слова. А их монастыри были настоящими духовными и интеллектуальными центрами среди варварства и сумятицы феодальной раздробленности. Бенедиктинцы прекрасно понимали, что для апостольской деятельности нужна солидная база. Во-первых: база интеллектуальная, ведь апостол должен знать, что проповедовать. Поэтому они взялись за сохранение и преумножение интеллектуального наследия минувшей эпохи, и не только теологического, но и всесторонне научного. Во-вторых, нужна также база материальная, поэтому поля, фермы, пруды и мельницы, которыми владели монастыри – сыграли не последнюю роль не только в экономическом развитии новой Европы, но и в духовном, ведь и апостолам нужно было чем-то питаться.

Виктор Гюго в своем романе «Отверженные», кроме всего прочего делится также своими мыслями касательно монашеской жизни. Он высоко оценивает ту роль, которую сыграли монахи в средние века. Он говорит им «спасибо», но также и «прощайте». Монахи справились со своей задачей в прошлом, но настоящее уже прекрасно обходится без них. Относится ли это к братьям Ордена Святого Бенедикта? Кажется, что да. Возникшие в средневековье первые университеты прекрасно заменили монастырские скриптории, а роль апостолов взяли на себя более активные монашеские ордена: сначала францисканцы и доминиканцы, позднее – иезуиты, а сейчас – целый ряд всевозможных конгрегаций, неотягощенных суровыми средневековыми уставами. Нужны ли еще бенедиктинцы?

Гюго и ему подобные оценивают монашескую жизнь только с утилитарной точки зрения, с точки зрения их пользы для общества. Конечно, когда существует печатный станок, уже нет необходимости в монахе с пером и чернилами, старательно выводящим литеры на пергаменте. Но разве в этом суть монашества? «Молиться и трудиться» – задание бенедиктинца, разве что-то изменилось с веками? Пусть труд монаха не востребован современным обществом, но он нужен для духовного совершенствования самого монаха, а вот молитва – всегда востребована, и если современные апостолы не всегда находят для нее время, за высокими монастырскими стенами еще остались подвижники, которые восполняют этот труд своей глубокой духовной жизнью.

Автор: о. Ириней Погорельцев ОР

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *