Господин субботы

Господин субботы

JesusinfieldЕвр 6, 10-20
Пс 111
Мк 2, 23-28

Мы часто говорим о таких вещах как иерархия ценностей, о приоритетах, о том, что мы как верующие люди должны ставить на первое место, а что отодвигать на второе или даже третье… И конечно, для нас, как для верующих на первом месте должен стоять Бог и Его заповеди – это бесспорно! Ничто человеческое, а значит – земное, временное, не может никоим образом претендовать на первенство в нашей иерархии ценностей. А это значит, что лучше умереть с голоду, но не прикоснуться к священным хлебам предложения, лучше погибнуть, но не нарушить субботу. Именно так думали фарисеи.

Но что является приоритетом для Бога? Что стоит на первом месте в Его иерархии ценностей? Человек. Из любви к нему Бог сотворил его, из любви к нему Он отдал Своего Сына ради его спасения. Не только суббота для человека, весь Закон – для человека, для его добра, для его возрастания в святости и благодати. Закон дан не жестоким авторитарным диктатором для того, чтоб подчинить себе непокорного раба, а любящим Отцом, желающим блага своему созданию.

Но значит ли это, что мы можем нарушать Божьи заповеди при первом удобном случае, если сочтем, что так для нас будет лучше? Нарушение священного дня покоя уже вошло у нас в привычку, наверно потому, что мы не понимаем смысл этой заповеди. Зачем бездельничать целый день, если можно сделать что-то незначительное, но весьма полезное… ведь и Христос так делал? Ведь это не воровство и не убийство?

Мы станем настоящими «господами субботы» только тогда, когда поймем смысл заповедей, и на первое место в нашей иерархии поставим не своеволие, а истинное благо.

Автор: о. Ириней Погорельцев ОР

Ответов: 4 »

  1. У нас сейчас скользко. Вроде и тротуары чистят, а внизу, на расчищенном, маленькие подвохи – небольшие, сантиметровые, участочки льда прямо на плитке. Поскользнуться и упасть легче легкого, тем более что они не очень-то и заметны. Как-то всегда так получается, что на большое и хорошее незаметно налипает что-то чужеродное. Оно не всегда бывает плохим само по себе – на катке лед очень даже желателен – но всегда не на месте. И как-то так получается, что однажды перестаешь замечать всё, что вокруг, так как взгляд сосредотачивается только на маленьких участочках льда под ногами, иначе упадешь. Это зима. Зимой, чтобы заглянуть в небо, нужно остановиться, потому что невозможно пробежать по льду, не свалившись, когда голова задрана вверх. Но стоять долго – холодно. Да и людям мешаешь.

    В веру тоже иногда заглядывает зима.

    Большой и прекрасный дар Божий – день покоя и отдыха от трудов, день созерцания – порастает большими и маленькими подвохами. Отдых превращается в постоянное битье себя по рукам, которым именно сегодня неймется. Изумление и трепет встречи с Божьим, затянувшейся не на весь день – на пару лишних мгновений – сменяется скукой и регулярным поглядыванием на часы, а впереди – о, наказание! – еще полдня ничегонеделания. Может, всё-таки лучше сделать что-то (полезное? сумасшедшее?), до чего в будни не доходят руки, чем весь день проспать и проскучать? Встреча с ближними, радостная в первые мгновения, легко может вывести из состояния блаженного покоя. А если в результате общения с ближним выясняется, что ему что-то надо, и именно сейчас – тогда о Боге и Божьем в этот день уже может и не вспомниться. Но если все воскресения проходят в течении, пусть небольших и негрязных, но дел, или в молчании о Боге, но в общении с теми, кому до Него нет дела, если это начинаешь замечать и чувствовать от этого дискомфорт – может, на самом деле, тебе удалось добраться до этой тоненькой и чужеродной корочки льда в глубине себя? А что же дальше?

    К чему столь длинное вступление? Нам все время говорится (не только в этом размышлении) об исполнении воли Божьей, о правильно расставленных приоритетах, об истинном Благе на верхней ступеньке нашей иерархии, и говорится об этом как о само собой разумеющемся, как будто мы постоянно сознательно отвергаем нечто совершенно очевидно хорошее и выбираем нечто совершенно очевидно плохое. Но намного чаще всё совсем не так очевидно, ни тому, кто находится внутри выбора, ни тому, кто наблюдает со стороны. Вот и люди, от Бога на мой взгляд весьма далекие, оказываются с Ним в тесном общении, а люди весьма религиозные – могут оказаться бесконечно далеки от Него. Это опять же на мой взгляд, но ведь и Евангелие говорит о том же. Часто мы (или только я?), как-то уж совсем по-детски, делим людей на змеев-горынычей, живущих только злом, и иван-царевечей, живущих только добром. Но ведь часто люди, совершающие ужасающее нас зло, свято убеждены в том, что творят добро. Убить человека – безусловное зло. А если человек защищал жизнь свою и близких? А если жизнь своей страны, своего народа? Вот и война – ужасающее зло – может называться освободительной, и католикам в ней не возбраняется участвовать. Во всяком случае, это место в катехизисе я запомнила именно так. Но если вдуматься, может ли освобождать зло? Можно ли убивать ради добра? А можно ли вооружаться ради мира? Это как если бы я пошла и купила ружьецо на всякий случай. Но мне это дико сейчас, а если бы я жила в аду войны – может, это было бы правильно? Вот и избранный народ Божий только и делал, что завоевывал чужие земли обетованные. Добро должно быть с кулаками? Конечно, я говорю о каких-то крайностях, неумении соединить Божье с человеческим – сохранить Божье в человеческом и привнести вкус человеческих реалий в Божье – но, если честно, скорее всего это неумение проявляется в наших жизнях намного чаще, чем нам это хотелось бы заметить.

    Так вот, о воле Божьей. Я хочу спросить авторов размышлений, так уверенно отделяющих волю Божью от всего прочего, Ею не являющегося, – как Вы это определяете? Как открывается Вам воля Божья? Именно воля Божья, т.е. выбор из множества доброго именно того единственного, что оказывается действительно на своем месте. Каким образом Вы каждый день выбираете не только между однозначно плохим и однозначно хорошим, но и между множественно хорошим и однозначно лучшим? Как Ваш просмотр дня говорит Вам о том, что это, именно это, было Божьей волей? Глубокое молитвенное размышление, предваряющее выбор, у Вас сродни размышлениям, которые мы читаем на блоге, или эти размышления – только следствия погружения в молитвенную тишину? Как выглядит Ваша молитвенная тишина? Или я чересчур бесцеремонна? Если Вам не хочется отвечать на неудобные вопросы, хотя к трудным диалогам с неверующими нас здесь постоянно призывают, тогда я прошу просто поделиться практикой, опытом выбора Божьего из множества по-человечески хорошего. Ведь, судя по Вашим размышлениям, это не так уж сложно. При этом я не прошу рассказывать о выборе своего призвания, а то мне начинает казаться, что это было тем единственным разом, когда воля Божья была Вами услышана.

    • Слава Иисусу Христу! Мне лично очень редко встречаются люди, которые никогда не сомневаются. Сама я тоже к таковым не отношусь. Но, думаю. что у всех бывают минуты, часы, дни, когда мир и покой наступают в душе. Вот тогда и проявляется в нас мир Божий. Даруемый Им. Ведь эти состояния бывают тогда, когда “кругом одни проблемы”.
      Молитвенная тишина для меня наступает тогда, когда перестаю слушать свои искушения и прошу Господа, чтобы помог.
      Уверена только в одном – Он всегда и всех слышит и всегда и всем отвечает. Нужно только воззвать.
      Иногда, даже уделяя тщательное внимание на дорогу, на её состояние. спотыкаюсь и падаю. А бывает, что смотрю вверх или по сторонам, хоть и при гололеде, спокойно прохожу свой путь.
      Человек я боязливый, от страха много плохого происходило в моей жизни, вплоть до панических атак. Сейчас, с приходом Бога, перестала бояться, уверовав в то, что я Ему небезразлична. Со всеми своими “тараканами в голове”. Упаду, Он меня, как и каждого, не оставит лежать. И ждать Его помощи не нужно, Он всегда рядом, если я наберу молитвой “03” небесное.
      Увы, во мне земного много, поэтому этот “номер” востребован.
      Извините меня, Елена, как смогла так и ответила.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *