Мыть или не мыть?

Мыть или не мыть?

woda_rukiГал 5, 1-6
Пс 119
Лк 11, 37-41

То, что для нас является элементарным правилом гигиены, для фарисеев было правилом веры. И кто-нибудь может сказать, а разве это плохо? Разве плохо соблюдать такие правила? Мыть руки и посуду, или даже иметь два холодильника – отдельно для мясных, отдельно для молочных продуктов, как это делают многие современные иудеи, практикующие «кашрут»? Конечно, все эти правила, безусловно, предохраняют нас от зловредных бактерий, кишечных палочек, но что общего это имеет с религией? Становится ли человек добрее от соблюдения этих правил, или может быть они позволяют нам постичь какие-нибудь тайны бытия? Очищают ли они наши души, так как нашу пищу, или может быть это «нечистая» пища, кроме опасности подхватить сальмонеллу, может сделать нас злее, или делает невозможным познание Бога?

Многие религии имеют определенный свод предписаний ритуального характера, который нормирует те или иные сферы повседневной жизни, и это хорошо. Но сама религиозная жизнь намного выше всех этих правил. И если строгое их соблюдение препятствует духовному развитию или отвлекает мое внимание от нужд ближних – значит, что-то не так с моей верой.

Апостол Павел говорит сегодня об обрезании – еще одном религиозном правиле, которое хотели практиковать, желая следовать Законам Ветхого Завета, также и христиане в Галатии, к которым он обращается с посланием. Отвечая им, Павел говорит о «свободе, которую даровал нам Христос» – эта свобода от религиозных предписаний, которым противопоставляется «вера, действующая любовью». Только такая вера открывает наши сердца на любовь к ближним, а наши умы – на познание Бога.

Некоторые (гл. обор. протестантские) теологи противопоставляют понятия «религии» и «веры». Религия – это все эти законы и правила, поэтому настоящая вера – чистая и духовная – должная быть свободной от этих правил. Такой вывод можно было бы сделать и из вышеизложенного размышления. Но это не до конца так.

Заметим, что классики религиозной мысли, упомянем здесь, прежде всего Цицерона, противопоставляли религию не вере, а суевериям. Правила и законы могут быть неотделимой частью истинной религиозной жизни, а могут стать суевериями – если желание их соблюдать превысит истинное предназначение религии – любовь и служение Богу и ближнему.

Автор: о. Ириней Погорельцев ОР

Ответов: 3 »

  1. А меня сегодняшние размышления на толкнули на мысль, почему у очень религиозных людей часто близкие не только не следуют их примеру, а наоборот-уходят от веры? Моя бабушка знала много молитв, отмечала все праздники, причем так, как подобало их отмечать. Все время говорила, что молится за всех нас. А папа насчет веры молчал. Всегда. Он был крещен, когда и как-не знаю, так как об этом речь не заходила. Ходил в костел по просьбе бабушки, но только присутствовал. Поэтому, к сожалению, даже когда заболел раком, отказался венчаться с мамой, да и просто поговорить со священником. На тот момент я осуждала бабушку и считала, что она своим давлением отбила у пары все желание верить в Бога. Причем на себя я не смотрела с этой точки зрения. Дети мои были крещенные, жили мы далеко от костела. Почти каждое воскресенье я читала им детскую Библию, пыталась сама пояснять про Бога. Когда выезжали в город, где был костел-тащила их в храм в воскресенье, считала, что прикладываю максимум сил для укрепления их веры. Но произошло тоже, что и с моей бабушкой. Я только говорила на словах, только пыталась соблюдать религиозные традиции. А делами, своими поступками не подтверждала. Не было в моих поступках любви, о которой говорил нам Исус. Сложно полюбить Бога, о котором говорит мама, когда в ссоре с папой она позволяет себя так вести, когда она осуждает или обсуждает родственников, знакомых. Много плохих вещей совершала я, даже не задумываясь, что образ Бога у детей формируется, в моем случае, от меня. Как потом оказалось, у каждого из моих детей был свой путь к Богу, и благодаря моим “стараниям”, он был не прямой. Теперь, слава Богу, я вижу, что можно завесить весь дом иконами, говорить непереставая, как молишься за всех, ходить в храм, то есть быть внешне “чистым”, но если ты не веришь искренне всей душой, не живешь с Богом-ничего не получится. Вот и получается-начни с себя, а потом по твоей вере и будет. Всем вам желаю увидеть себя с Божьей помощью, понять, как много значит для окружающих нас, и в первую очередь, для близких, состояние нашей души. Так не хочется быть фарисеем!

    • Кто из нас сможет с уверенностью сказать, что верит всей душой? Можно только, оглядываясь назад, с благодарностью к Богу отметить наступившие изменения в себе. И просить о том, чтобы не останавливаться в этом движении к согласию с Божьей волей.

      Бывают обвинения в фальши обоснованные, но бывают и нет. Бывает, человек видит нас искаженно, через призму своего понимания себя, других, всего мира – в тебе прочли что-то свое, чего ты в виду не имел и за пазухой не держишь. Однажды неверующие принялись обсуждать отношение нашего Папы Франциска к гомосексуалистам. Я принялась читать им статью об этом из Радио Ватикана, и была потрясена, поняв вдруг, что в одни и те же слова мы с ними вкладываем разный смысл. Тот свой смысл к которому каждый привык. Так, например, слова о том, что гомосексуалистов тоже надо сопровождать с любовью, ими понимались как прогулка вместе от одного удовольствия к другому. Пришлось буквально “переводить” с русского на русский каждое слово статьи, объясняя, что сопровождение – это помощь в преодолении греха, помощь на пути к освобождению от греха, а не поощрение и соучастие в грехе. И что смысл в том, что к пути святости, безгрешности призван любой человек, независимо от тяжести грехов, в которых он сейчас пребывает. Они увидели ложь там, где ее не было. А сколько в моей жизни было тех, в которых я, в свою очередь, увидела фальшь, но всегда ли искажали именно они?

      С другой стороны основания для обвинений нас в фальши всегда будут, даже когда мы искренни, поэтому обижаться на обвинителей тоже не стоит, потому что ни один здравомыслящий человек не решится сказать о себе, что его чаша очищена раз и навсегда, что в нем нет искажений. Нам всем, грешным, в отличие от Иисуса и Марии, неся Евангелие жизнью и словами, придется до самой смерти учиться нести именно Его Благую весть, не примешивая к ней своих интерпретаций и своей воли. Ведь то, чего мы в данный момент не замечаем в себе, может бросаться в глаза и вызывать категорическое неприятие у других. Но постоянное пребывание с Иисусом приводит к тому, что сито, через которое мы просеиваем свои мысли, слова и дела в конце дня, постепенно становится все тоньше, и тогда мы начинаем замечать в себе то, с чем раньше мирно сосуществовали.

      Т.е. я хочу сказать, что трудности понимания наши и нас всегда будут. И неприятие всегда будет. И обвинения в фальши именно тогда, когда ты убежден в своей искренности – будут. И это не всегда обосновано, но и не всегда безосновательно. Важна наша реакция на эти трудности общения, в ней можно найти много интересного о себе.

      • Отец Ириней, спасибо за размышление. Елена и Марина, спасибо за ваши комментарии. Вы так искренне и так доступно выражаете свои мысли. Спасибо за неравнодушие и пример веры.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *