Любовь — это не чувство.

Любовь — это не чувство.

13Деян 25, 13-21
Пс 103
Ин 21, 15-19

Господь три раза поставил вопрос Петру. Это вызвало у последнего печаль. Петр понимал, почему три раза ставится вопрос, он же три раза убеждал других в том, что не знает Иисуса. После этого ему стало ужасно тяжело.

В вопросе Иисуса важно не только то, что он повторяется, но и его содержание. Господь в начале хочется убедиться, любит ли Петр больше других, и после смиренного подтверждения, Господь ещё раз спрашивает, уже не упоминая остальных. А на конец спускается к Петру, к его слабой любви, соглашается на нее, но одновременно опять спрашивает, как бы уточняет.

Понятно, что Петр страдал, что ему было ужасно тяжело. Но не страдал ли Иисус? Бог
и человек, учитель и друг, который в течение трех лет разделял с Петром хлеб. Открывал ему тайны Царства Божьего. И вдруг тот Петр, которого Иисус даже предупреждал, как бы хотел его уберечь от несчастия, тот Петр предал. Что чувствовал Иисус?

Интересно что, когда они встречаются на берегу озера, главной темой их общения является именно любовь. Кто-то мог бы сказать: ей там уже нет. Достаточно того, что по своей вине пережил Петр, чтобы в себе убить любовь, чтобы ее превратить во все поглощающее чувство вины. Так возможно случилось бы, но при одном условии. Если бы любовь являлась чувством — переживанием, как некоторые утверждают. Но любовь — это не чувства и переживания. Правда они в ней присутствуют, так самые красивые, как и самые тяжелые. Но любовь — это не просто чувство. Если бы так было, невозможным бы было обещать любовь во время бракосочетания. Потому, что никто не может обещать, что всегда у него будут только положительные чувства по отношении к другому. Это в принципе невозможно.

Любовь — это не чувство.  Что я об этом думаю?

Автор: о. Томаш Тшебуня, г. Уфа

Ответов: 7 »

  1. Христос Воскрес!

    Любовь — жизнь, дарованная каждому даром Богом — ЛЮБОВЬЮ.
    Никто не может убить ЛЮБОВЬ. .Иисус Воскрес. С ранами от моих грехов Он жив и с любовью приходит ко мне, израненой своими грехами: «Галина!любишь ли ты Меня.». Спрашивает много раз, долгие годы, терпеливо, с надеждой, с пониманием, с Любовью. И вот только в эту Пасху я отвечаю: «Господи, Ты знаешь все. Я без Тебя не могу любть, не знаю как жить по новому ( по старому не хочу и не могу). Но , как Ты Сам сказал, Своему Отцу: » Я в них….» я — Твоя. Спасибо за дар осознания. Спасибо, Отче , за Тебя! Спасибо, Иисус, за Тебя! Спасибо, Дух Святой за Тебя!». Веди меня ЛЮБОВЬ.

    Воистину Воскрес!

    Слава Богу за все!

  2. «Любовь — это не чувство. Что я об этом думаю?» Спасибо о. Томаш за хороший вопрос.

    Я думаю, что любовь – это не только чувство. Так будет правильнее на мой взгляд. И ключевое слово здесь НЕ_ТОЛЬКО, ибо любовь без чувств – это уже будет фанатизм. В самом его уродливом проявлении, как слепое, бесчувственное, безоговорочное следование убеждению (увлечению, делу, интересу, мнению и др.) без принятия критики в свой адрес, неумение отказаться от своего решения, воззрения. Когда «моя самость», вожделения, позиция становятся выше свободы (от греха) и проявляются вне Любви Божьей. Фанатичных людей немало и в общинах тоже есть.

    Любовь – это добровольное принятие послушания. Такое тихое, мирное послушание, которое проявляется в основных христианских добродетелях (Вера, Надежда, Любовь).
    Любовь – это мотивация разума и проявление воли в постоянном действии. Это добрые дела и бескорыстное служение Богу, который в людях, без умаления чувств (эмоций, ощущений).
    Конечно, ощущения переменчивы, человек человеку не всегда верен. Верен до конца лишь Господь (откровения Бога о Самом Себе в Библии). И на Него (Его премудрость, милосердие) можно возложить наши ожидания в своём послушании, делах и желаниях. Как в проповедях часто слышим, любовь – это добровольное желание любить.

    Любовь должна быть деятельной, преображать, приближая нас к Творцу, иначе это не любовь! И как здесь обойтись без чувств.
    С молитвой и любовью.

  3. «Какой Петр невнимательный»,- удивлялась я тому,что его спрашивают об агапе, а он твердит «филио». Разве можно говорить Господу «филио», когда Он ждет от тебя агапе?!

    «Как же его накрыло»,- поразило меня не так давно то, что он так и не смог назвать свою любовь к Господу «агапе»: он увидел разницу. Может, именно это убедило Господа в зрелости ученика? «Паси овец моих». Теперь можешь. Теперь ты, Петр, узнал себя. И Меня.

    Однажды мне сказали, что любовь — это не чувства, это воля. С тех пор я грызу эту задачку: чего-то в такой любви тоже не хватает, слишком уж такая любовь смахивает на сухой долг. Может, имеется в виду, что воля ближе к Любви, чем чувства? Разве можно Любовь определить (ограничить) чем-то по-земному конкретным? Если только: «Любовь нам явилась в том…». Любовь — дар Божий, дар извне. Или изнутри? Ведь человек — образ Божий, тот, кто являет Бога в себе. Человек встречает Иисуса, врезается в Него в чем-то внешнем, чтобы его жизнь перевернулась, и он отправился искать Его внутри себя и внутри другого человека.

    Любовь охватывает все человеческое существо. Это не только разум, хотя Любовь разумна, но Она еще и тепла, а разум без Любви холоден. Это не только воля, хотя Любовь действенна, но Она еще и милосердна, а воля без Любви жестока. Это не только чувства, хотя Любовь тепла и сострадательна, но Она еще прозорлива и мудра, а чувства невнимательны и наивны. Любовь — как стержень детской пирамидки — основание и штырек, на который нанизываются все другие колечки: разум, воля, чувства, тело. Каждое колечко имеет свой размер и свое место, чтобы пирамидка оставалась пирамидкой. Наши прародители решили заменить основание, и наши пирамидки рассыпались. Теперь всю свою жизнь человек ищет свое основание — Любовь, которая соберет его пирамидку воедино, и больше не даст ей рассыпаться.

    Фарисеи любили волей: я люблю Бога, следовательно буду соблюдать Закон, Им данный. Книжники любили разумом: я люблю Бога, следовательно хочу Его знать. Язычники любили чувствами: сегодня идол угодил мне и я люблю его, завтра я его разобью и воздвигну себе другого. Господь же ждет от нас чего-то большего, ответа всего человеческого существа. Нашего самого сокровенного, того что глубже наших чувств, воли и даже разума. Сердца? Что находится в той самой-самой глубине меня, что лежит на алтаре моего сердца?

    Петр добрался до алтаря своего сердца и понял, что положить на него может только свое «филио».
    — Любишь Меня?
    — Ты все знаешь. Ты знал глубину моей любви еще тогда, когда я гордился своими иллюзиями о себе. Даруй мне СВОЮ Любовь. Положи Свою Любовь на алтарь моего сердца, потому что мне нечего на него положить, я могу только сбрасывать с него своих идолов.

    Любить — это сбросить всех идолов с алтаря своего сердца и отдать его в Его распоряжение. Любить — это, в том числе, сбрасывать себя с этого алтаря. Каждый день.

    С Богом.

  4. Слава Иисусу Христу!

    Любовь — это естественное и здоровое состояние человека. Бог так задумал. Грех ранит человека. Пасха исцеляет раны греха. Человеку надо лишь одно — принять дары Святого Духа.

    Слава Богу за все!

  5. Мне не нравятся люди, мне скучно с большинством из них,но я всегда помогу любому, даже если он не просит, потому что я люблю Христа и делаю это только ради него, не испытывая эмоции любви.и я не верю людям, которые говорят, что любят всех и проблем с этой заповедью у них нет .Такие люди -почти святые, этого можно добиться только, как мне кажется, через бесстрастие

    • Слова о том, что любовь не является чувством, не приглашают нас выбросить чувства из нашей жизни, как досадную помеху или бесполезный реквизит. Эмоциональная жизнь — неотрывная часть человека, дар Божий человеку, поэтому бесстрастие в христианском понимании никоим образом не является избавлением от эмоций. Бесстрастие (не апатия, не уныние, не равнодушие, именно христианское бесстрастие) — это пребывание в свободе от терзающих человека страстей (искажающих не только эмоциональную сферу, но и разум, волю, память, тело), не убийство эмоций, но преображение всей духовной жизни человека, восстановление ее в первоначальном замыселе. Именно в этом смысле Вы становитесь абсолютно правы: святости добиваются через бесстрастие.

      Сухость чувств может стать одним из этапов нашего пути к такому бесстрастию, который (этап) может даваться, например, для очищения или для более точного понимания, каковы они на самом деле — эмоции любви. Чтобы получить новое понимание, нужно отбросить старое, и тогда неизбежен этот момент зависания в пустоте, когда старое уже не нужно, а новое еще не пришло . Но это не окончательное наше состояние и не конечный пункт нашего назначения.

  6. Уже прошло столько времени, а я вновь и вновь возвращаюсь к поставленному вами, отче Томаш, вопросу.Спасибо, что заставили меня об этом думать.Как я задание Иисуса — «Паси овец моих»- выполняю в жизни?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *