Быть Ему верным

Быть Ему верным

IMG_01991 Кор 7, 25-31
Пс 45
Лк 6, 20-26

“Братья, относительно девства я не имею повеления Господня, а даю совет…”, – эти слова святого Павла из Послания к Коринфянам для меня сегодня звучат: “Что касается монашеской жизни, я не имею повеления Господня…”. Конечно, Павел написал это тогда, когда монашеской жизни как таковой ещё не существовало, но и тогда уже были те, кто полностью посвятил свою жизнь Богу. И, кажется, уже тогда возникал вопрос, а нужно ли это. Сегодня же с этим вопросом сталкивается каждый монашествующий, а особенно в России.

– Зачем Вам, девушка, быть в монастыре, когда надо продолжать род, что же это будет, когда все в монастырь пойдут?

– Вам что, даже замуж нельзя, и зачем вам это?

– А зачем вы такую странную одежду носите?

– Монастырь – это уже в прошлом, кому это сейчас нужно? и т.д.

И вот тогда нужно действительно ответить на вопрос: “Кому сейчас нужна посвящённая Богу жизнь?”, а главное самому это понять.

С одной стороны, хочется сказать: “Если в мире вот уже столько веков есть так много монахов и монахинь, есть столько монашеских орденов, конгрегаций, институтов посвящённой жизни и общин, значит это не просто так, значит, это Бог так хочет, иначе… иначе этого всего давно бы уже не было”. И нам, монашествующим, нужно быть Ему верными, верными до конца, верными Его воле.

А с другой, вспоминаются слова Папы Франциска, о том, что без монашеской жизни в Церкви не было бы такого многообразия служений, о том, что посвящённая Богу жизнь – это богатство Церкви.

Скоро начнётся Год посвящённой Богу жизни. Для каждого христианина это время, чтобы над этим вопросом задуматься.

“Всю свою жизнь они посвятили служению Богу, и это составляет некое особое освящение, глубоко коренящееся в крещальном освящении и полнее выражающее его” (Декрет “Perfectae Caritatis” II Ватиканского Собора).

с. Лена Вычугжанина, лоретанка, г. Туапсе

Ответов: 7 »

  1. Мне кажется, мы расставляем акценты немного не там, и эти искажения сказываются на всех отрицательно. С чем связана посвященная Богу жизнь? С чем связано монашество? Мне кажется, что всё-таки с более глубокой и интенсивной жизнью в Боге, чем жизнь мирянина, не важно, семейного или нет. Ради этой глубины оставляется всё, в том числе и сексуальная составляющая жизни. Ведь вопрос собственно свелся именно к этому, так как все остальные составляющие семейной жизни у монахов есть, особенно у тех, кто занят социальным служением: братья, служение ближнему, работа, общение, обиды, ссоры и примирения, – та же самая бурная семейная и общественная жизнь, подозрительно похожая на мирскую, только без возможности физического деторождения. Привел ли отказ от деторождения к этой глубине общения с Богом или нет – вот собственно и вся причина наших дискуссий и переживаний. Если привел или пошагово ведет – то никакие критические реплики со стороны не заставят усомниться в своем призвании, потому что ради истинно глубокого любовного общения с Богом можно отдать всё. Если этого углубления, погружения в Божье, нет, а есть та же мирская суета, что и у окружающих монаха мирян, и, ужас, у кого-то из мирян это общение более интенсивно, чем у монаха, – вот тогда начинаются вопросы и сомнения, причем у всех. А виновато не безбрачие, не брак, не наличие/отсутствие детей, а степень погружения в Божественное, которой монах не достиг.

    Прославление безбрачия, как гаранта посвящения Богу жизни, сказывается отрицательно не только на монашествующих, но и на семье и браке. Потому что усилия и служения семейных мирян, их верность Иисусу, их, даже теоретическая возможность, посвящения себя и плодов своей жизни Богу, – перечеркиваются формулировкой: “Посвященная Богу жизнь – монашество, а безбрачие – верность Богу”. Возникает ложная установка: хочешь верно служить Богу – откажись от семьи. Что и привело, хотя бы отчасти, к современному кризису семьи и брака, ведь мирянину тоже хочется служить Богу, хотя бы на менее глубоком уровне, а семья и посвященная Богу жизнь в нашей формулировке несовместимы.

    Безбрачие и отказ от деторождения не дают гарантий посвящения своей жизни Богу. Они могут углубить жизнь в Боге, а могут и нет, здесь уже многое зависит от личных усилий монашествующего по смирению себя и его умения слушать Бога. Посвященная Богу жизнь – это не только отказ от семьи, но в первую очередь отказ от своего эгоизма, полный отказ от служения себе (а не от служения семье, ближним и дальним, которое должно быть в любой христианской жизни) ради служения Богу, отдача всего себя, в том числе и тела, Богу, а не своим потребностям. Пока монашествующий жалеет себя из-за отсутствия в его жизни возможности продолжения рода – этой погруженности в Бога, этого посвящения, полной отдачи себя Богу не произошло, а значит и своё предназначение пока не исполнено. Если я вижу, что монашествующий ведет действительно глубокую духовную жизнь, если он действительно мудрее, добрее, смиреннее меня, если он умеет любить и прощать там, где этого не умею я, если он помогает людям там, где этого не могу я, – у меня даже не возникнет вопроса, зачем нужна посвященная жизнь. Если я вижу, что монашествующий до сих пор путает любовь с сентиментальностью, осуждает, обижается, сплетничает, разделяет и гордится собой и своей избранностью – у меня возникнет вопрос, не путает ли он что-то о своей посвященной жизни, и как использует он свои действительно потрясающие возможности служения Богу.

    Монашество – это глубина общения с Богом, всё остальное в его жизни – лишь инструмент достижения этой глубины. Безбрачие – лишь один из инструментов монашеской жизни, который может привести в глубину, а может и нет, и зависеть это будет не от инструмента, а от того, кто его использует. Посвященной же Богу жизнью должна быть жизнь любого христианина, не важно семейного или нет, мирянина или монаха. И точно также сохранять верность Христу должен стараться любой христианин, независимо от своего семейного положения.

    • Монашество не лучше и не хуже брака. Это разные вещи. Вот и всё.
      Поэтому погружение в Бога – это не прерогатива монахов, а плаванье на мелководье – не предел мирянина. И то и другое случается и там и там. Потому что, чтобы научиться плавать нужно учиться. Дело не в рясе, или гурьбе детишек вокруг юбки. Дело в сердце.

      Осуждать монахи могут. И быть сентиментальными – тоже. Это говорит не об их призвании/не призвании, а о том, что пока ходят по мелководью. Но возможно, скрыто от наших глаз, учатся плыть на глубину и погружаться в Его любовь и присутствие.
      Немощное мира избрал Бог…

      Миряне так же призваны к святости. К прощению, любви, состраданию. Не больше и не меньше, чем монахи. Только по-другому. Или в другом. Нет браков без конфликтов, не так ли? Внутренние (семейные) конфликты всегда выходят наружу. Ставит ли это под сомнение призвание к браку, как таковое?

      Монахи – люди. Не монахи – тоже люди. Все согрешили и все лишены славы Божией. И всем Господь говорит: “Будьте святы”.

  2. Безбрачные (целибаты) пусть будут (как холостяки “в миру”), иногда они даже альтруисты. Но, действительно, почему в церкви служить Богу могут только они? Конечно, для корпоративных интересов это выгодно (мобильность, бездетность, нет наследников), но для человека ломка физиологии и психологии очень болезненна. Потому что мужчины и женщины созданы друг для друга. И вот результатом ломок случается порой и инвалидность.
    И ещё не нравится какое-то надменное лукавство: мы – монахи, личного имущества не имеем, зато с удовольствием пользуемся церковным-монастырским (хорошая еда, машины, места проживания, бесконечные вояжи по миру, обучение где хошь). И чего стоит такое нестяжание?

    • Мир и добро Трофиму!
      А разве мы, миряне, не приходим в Церковь для того, чтобы служить Богу? Я не имею в виду служение в литургиях, как служат священники.
      Да и в монахи сейчас никого насильно не постригают и в семинарии насильно, под угрозой смерти, никого не загоняют. Люди сами делают свой выбор, ясно осознают на что идут, и прекрасно понимают какого типа трудности у них могут возникнуть
      Надменное лукавство и стяжание? Возможно, очень даже возможно, есть где то и такое. Священники и монахи тоже люди, такие же, как и мы, и тоже подвержены различным грехам и искушениям. Молиться надо нам за них и помогать им в их делах. А ещё…можно и даже нужно нам решаться иногда прямо в глаза говорить им о том, что мы о них думаем (и о стяжании тоже).
      Совсем недавно, у отца Марэка была замечательная проповедь на тему искусства делать замечания.
      С Богом.

    • Трофим, Вас обманули. Монахи не учатся где хочешь и не ездят куда хочешь, только куда пошлют или куда разрешат.

      Кроме целомудрия и бедности (что видимо Вас не впечатляет) они приносят и обет послушания. Смотрите на мир шире. Он ведь, действительно, шире.

      К тому же всё по честному. В плане “бедности”. Господь сказал, что тот кто оставит дом, земли, мать, братьев и т.д. ради Него и Евангелия получит в 100 крат больше. Сделка, так сделка, чего же тут воздух сотрясать?

      Но Вы не расстраивайтесь! Вы обычный “мирской” человек. На мир также смотрели тысячи лет назад. “Пришёл Иоанн Креститель – не ест и не пьёт – и говорят: “в нём бес”. Пришёл Сын Человеческий – ест и пьёт – и говорят: “вот человек, который любит есть и пить, друг мытарям и грешникам”. Узнаёте? 🙂

  3. Cлава Иисусу Христу!
    Мир и добро всем!
    Вероятно, любопытные любители задавать вопросы монашествующим на тему “как вы там … почему вы там, и зачем вам это всё надо” никогда не переведутся. 🙂
    Допустим, есть в жизни призвание к материнству, и это призвание не вызывает совершенно никакого удивления. Мать, у которой есть дети, данные Богом, это же вполне естественно и нормально. И ей вопросы “почему и зачем” не задают.
    А есть призвание к монашеству и священству, и это призвание тоже даёт Бог, и люди откликаются на него и следуют этому призванию.
    Бог призывает людей для самых разных дел- создавать семьи, рожать и воспитывать детей, работать по своим, опять таки, Богом данными, призваниям и талантам. Мы же часто говорим о ком то, что “у него Божий дар”, когда видим, что Бог наградил этого человека определённым талантом и призванием, и человек следует этому таланту и призванию.
    Но почему тогда, такое удивление, когда некоторые узнают о том, что кто то решил следовать монашескому, или священническому призванию?
    Бог выбирает и Бог призывает и нам, мирянам, у которых тоже есть, Богом данные, собственные призвания, следует с уважением относится к выбору Бога.
    И разве, близкородственно – семейные обращения к священнику “отец”, к монашествующему “брат” или “сестра” не значат для нас ничего?
    Кто то сказал, что принимая монашество, человек не уходит от мира, а наоборот, приходит в мир. Вот Бог их и призывает…и они приходят к нам, мирянам.
    Спасибо, сестра Лена, за замечательное размышление.
    С Богом.

  4. Полностью согласна с тем, что пишет Вереск.
    О монашестве и светской жизни не надо судить так, что одно «лучше», а другое «хуже», что одним близость к Богу выдается вместе с хабитом (или уже с юбкой постулантки?), а другим – «не положено», и уж те более странно увязывать это напрямую с целибатом. Разумеется, всё не так, тем более, что и у светских могут быть разные призвание, в том числе и к жизни в безбрачии. Более того, мне кажется, есть какое-то утонченное немилосердие в том, чтобы буквально требовать от монашествующих быть святыми – мол, вам положено, так будьте добры, соответствуйте. Если уж на то пошло, то именно монахов, священников и вообще тех, кто более-менее последовательно посвящает жизнь Богу, и искушает дьявол более сильно. В том числе и через всякие мелкие человеческие слабости. А по статусу, если правильно помню, монахи – люди светские, кстати говоря.
    Вообще же дебаты вокруг целибата уже как-то утомили, вроде как больше и поговорить не о чем…
    А по поводу отрывка, о котором сегодня пытаемся думать, – так мне всегда казалось, что это, в общем-то, и не о целибате, и не очень о монашестве, а о том, что надо всегда быть готовым, жить как бы на чемоданах, как разведчик , который, даже если он живёт по своей легенде уже двадцать лет, знает, что с легкостью оставит даже очень любимую собаку, дом, женщину, если будет надо. А надо будет, «ибо проходит образ мира сего».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *