«Не вмени им греха сего»

«Не вмени им греха сего»

smert_stefana_-_pervogo_muchenika_za_veruДеян 7, 51-59
Пс 31
Ин 6, 30-35

Стефан стал не просто первым мучеником, но неким образцом, эталоном (если так можно выразиться) христианского мученичества, конечно, после самого Иисуса Христа. Ведь не каждый христианин, погибший насильственной смертью, от рук преследователей является мучеником. Важны обстоятельства такой смерти. Это должна быть обязательно смерть за веру, с тем условием, что отречение от веры могло бы сохранить ему жизнь. И еще одно немаловажное условие – это молитва за преследователей. «Господи! не вмени им греха сего» — так молится Стефан. «Отче! прости им, ибо не знают, что делают» — так молился Иисус за тех, кто Его распинал (Лк 23,24). И мы иногда думаем, не слишком ли это высокое требование? Мы можем молиться за каких-нибудь абстрактных врагов, но за этих конкретных, за тех, кто истязает лично меня, здесь и сейчас, поступками, или хотя бы только словами. Да и разве они «не знают, что делают»? Все они прекрасно знают и понимают!

Молитва за преследователей может показаться нам необоснованной, а прежде всего – неэффективной. Разве злой человек может обратиться, осознать свои прегрешения? В случае со Стефаном это подействовало. Хотя Савл не участвовал в убийстве Стефана активно, а только пассивно, «одобряя убиение его», молитва святого мученика коснулась и его сердца. Конечно, далеко не в одночасье. Минуло несколько лет, прежде чем Савл превратился в Павла – Апостола народов, который также как Стефан отдал свою жизнь за Христа, которого ранее с таким усердием преследовал.

***

Веками израильтяне жили в абсолютной уверенности, что хлеб с неба, которым питались их предки в пустыне, действительно был хлебом ангелов, согласно словам Псалмопевца: «Хлеб ангельский ел человек» (Пс 78,25). Но для нас, христиан, манна является только символом будущего, настоящего Небесного Хлеба, которым является сам Христос. Но и этот символ имеет очень важное значение, и интерпретировать его можно по-разному. Например, средневековый мистик, доминиканец Иоганн Таулер, в одной из своих проповедей, так раскрывал этот символ:

«Не можем мы вдоволь предаваться молитве и созерцанию и — вместо того, чтобы размышлять о вещах внешних и гоняться за ними — погружаться в глубину себя, помышляя лишь о Царстве Божием в себе и ему одному открываясь.

Для этого мы прежде должны быть «выведены из Египта» т.е. покинуть царство тьмы, зависимость от внешнего, когда мы сможем вкушать и получать Хлеб, пришедший с небес, о котором говорится: «Ядущий этот хлеб жить будет в Царстве вечном».

Такого хлеба не было у избранников Божиих, покуда они кормились от муки, принесенной из Египта, т.е. пока они готовы были наслаждаться внешним и ему предаваться. Только тогда, когда человек перестал жить чувствами, а научился жить духом, только тогда была ему подана божественная трапеза и утолен голод его души».

Автор: о. Ириней Погорельцев ОР

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *