«Когда вознесете Сына Человеческого, тогда узнаете, что это Я»

«Когда вознесете Сына Человеческого, тогда узнаете, что это Я»

Js_crossЧисл 21, 4-9
Пс 102
Ин 8, 21-30

История с ядовитыми змеями, которая приключилась с израильтянами во время их сорокалетнего странствия, была всего лишь одним из многих фрагментов в этой долгой веренице их пререканий с Богом, которые заканчивались наказанием и раскаянием. Может быть, никто бы и не обратил внимания на этот инцидент, если бы сам Иисус не упомянул о нем, как о символе своего распятия: «И как Моисей вознес змию в пустыне, так должно вознесену быть Сыну Человеческому» (Ин 3,14). Почему змей стал символом Иисуса? Ведь для нас, змей скорее символизирует Его антагониста – злого духа, искусителя наших прародителей в Эдемском саду.

Также и в нашей культуре, если отделить ее от религиозного мировосприятия, змеи символизируют зло и коварство. Можем только удивляться, почему Иисус говорит ученикам «будьте мудры, как змии» (Мф 19,16). Он призывает нас быть мудрыми, а вовсе не коварными. Нужно нам знать, что далеко не во всех культурах змей – символ зла. У многих народов – это символ вечной жизни. Это потому, что змеи имеют способность менять кожу, и древние люди считали, что змеи, постоянно омолаживаясь, живут вечно. В этом умении «менять кожу» наверное, и проявляется мудрость змея.

Слова Иисуса, сказанные Иудеям в сегодняшнем фрагменте Евангелия, могут показаться нам трудными для понимания. Да так оно и есть. Что значит «от начала Сущий»? или «узнаете, что это Я (азъ есмь)»? Не использует ли Он то самое Имя, названное Богом в разговоре с Моисеем: «Я есмь Сущий» (Исх 3,14)? Греческий оригинал Евангелия не склоняет нас к такой интерпретации, но какие слова использовал Иисус, произнося их на своем родном языке? Это останется загадкой. Однако то, что он говорит здесь о своей божественной природе – бесспорно. Но самое главное то, что об этой божественной природе мы должны узнать вовсе не из каких-либо чудотворных деяний Иисуса, не из Его слов, а тогда «когда вознесете Сына Человеческого». Речь, конечно же, идет о распятии. Именно этот момент, который был для Иисуса, по человеческим меркам, моментом наибольшего бессилия, является моментом проявления Его божественного всемогущества. Бог есть любовью, и только истинный Бог мог отдать свою жизнь для того, чтоб спасти Свое творение, так как «нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин 15,13).

Автор: о. Ириней Погорельцев ОР

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *