Смирение и гордыня

Смирение и гордыня

gordinyaИс 1, 10. 16-20
Пс 50
Мф 23, 1-12

Конечно, мы прекрасно понимаем, что в сегодняшнем фрагменте Евангелия Иисус обвиняет не только «книжников и фарисеев». Это обвинение может коснуться каждого из нас. И речь идет вовсе не о словах «отец» или «учитель». Обращение «отец» по отношению, прежде всего к монахам, это древняя христианская традиция, восходящая к отцам пустыни. Разве эти полные смирения святые старцы не читали Евангелия, если позволяли так себя называть? Особенно выдающихся богословов древности мы уважительно именуем также «учителями» Церкви. Мы можем называть себя и «смиренными, убогими братьями», но при этом быть исполненными гордыни.

Речь не идет также о «предвозлежаниях на пиршествах», «председаниях в синагогах» и «приветсвиях в народных собраниях». Ко всему этому также можно относиться по-разному. Если кому-либо действительно заслужившему, который скромно занял последнее место, предложат занять первое, разве он должен отказаться? Вспомним, что говорил сам Иисус: «когда зван будешь, придя, садись на последнее место, чтобы звавший тебя, подойдя, сказал: друг! пересядь выше; тогда будет тебе честь пред сидящими с тобою» (Лк 14,10).

«Кто унижает себя, тот возвысится» — говорит Иисус, но разве не скрыта в этих словах угроза ложного унижения, когда мы специально унижаем себя, сгорая от жажды возвыситься? Не лучше ли с достоинством занять свое место, то которое ты действительно заслужил, чем тихонько забиться в уголок, лелея надежду, что кто-то оценит твое смирение и вознаградит твою скромность?

Увы, гордыня очень часто проявляется именно в уничижении, и как же часто ее искушению подвергаются именно набожные, благочестивые люди, стремящиеся к евангельскому совершенству. Как часто, возрастая в своей праведности, в молитвах, постах, в соблюдении заповедей, даже в делах милосердия, мы начинаем смотреть на других свысока. На тех, кто недотягивает до нашего уровня святости: не может долго молится и ревностно соблюдать пост, кто не так «совершенен» как мы. И так наша праведность питает нашу гордыню.

Да, и речь уже не идет только о пастырях: епископах и священниках, которым по долгу службы приходится занимать первые места и слышать обращение «отче». Греху гордыни подвержен каждый, а особенно тот, кто искренне стремится к святости.

Автор: о. Ириней Погорельцев ОР

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *