Мытарь или фарисей – кто я?

Мытарь или фарисей – кто я?

Мих 7, 14-15. 18-20
Пс 103
Лк 15, 1-3. 11-32

Притча о блудном сыне совершенным образом раскрывает нам тайну любви Бога к своим детям. Любви, которая прощает любые прегрешения, и даже выходит навстречу кающемуся грешнику, чтобы заключить его в свои объятья.

В главных героях этой притчи – двух братьях – мы узнаем образы мытаря и фарисея, того, кто осознает свой грех и молит о прощении, и того, кто в своей гордыне и надменности считает себя праведным и не нуждающимся в покаянии. Бог любит обоих, и жаждет обращения каждого из них. Мытарю необходимо прощение. А фарисея следует вразумить, если он конечно способен понять и принять такое вразумление.

Всматриваясь в образ младшего сына, мы стараемся разглядеть в нем самих себя. Бьем себя в грудь в покаянном акте во время Мессы, регулярно ходим на исповедь, хотя никаких серьезных преступлений не совершаем. Действительно ли мы соответствуем этому образу? Нам, тем, кто считает себя «добрыми христианами», кто живет согласно заповедям Божьим, следует сравнивать себя как раз со старшим братом из этой притчи. Именно мы, считая себя праведниками, больше других подвержены искушению фарисейства. Именно наша благочестивая жизнь дает нам право смотреть на других свысока и осуждать все тех, кто в слабости своей недотягивает до нашего уровня «святости». И именно нам, увлеченным возрастанием в добродетелях, труднее всего увидеть свой настоящий грех. Как мы можем осознать, что наш путь праведности привел нас к фарисейству? Первым признаком такого искривления (как это следует из притчи) является зависть. Зависть к тем, кого, как нам кажется, Бог любит больше чем нас и совершенно незаслуженно осыпает своими дарами. Зависть убивает в нас радость, а наполняет горечью и сожалением.

Автор: о. Ириней Погорельцев, ОР

Ответов: 6 »

  1. При прочтении притчи о блудном сыне у меня всегда возникает вопрос. Две цитаты: «но ты никогда не дал мне и козлёнка, чтобы мне повеселиться с друзьями моими» — говорит старший сын, и «ты всегда со мною, и всё мое твое» — отвечает ему отец. Вопрос: кто-то из них лукавит, или они все эти годы живут непонимая друг друга? Если «все мое твое», то почему сын говорит: «ты никогда не дал»?, ведь он мог сам взять. Или же все как будто его (сына), но взять он это может лишь целиком как младший и оно как бы и его, а взять нельзя не уйдя от отца? Мне вот честно говоря жалко этого старшего. Получается, что он должен был все эти годы ждать пока вернется его блудный брат, чтобы у него появилась возможность попировать. Без этого же случая отец не видел необходимости привнести старшему сыну какую-то радость в жизни… Может я чего-то не понимаю, конечно.

    • Бог был с Израилем сотни лет. Бог был в Израиле 33 года. А мытари и блудницы вперёд фарисеев и книжников шли в Царствие Божие.

      Кто виноват, что старший сын не позволил себе попросить козлёнка? 🙂

  2. А можешь представить себе сына владельца библиотеки не прочитавшего ни одной книги?

    • Да. Так же, как и сапожника без сапог и больного врача.

      Или дети врачей не лежат в больницах? 🙂

  3. Слава Иисусу Христу!
    Мир и добро всем!
    «Как мы можем осознать, что наш путь праведности привел нас к фарисейству? Первым признаком такого искривления (как это следует из притчи) является зависть. Зависть к тем, кого, как нам кажется, Бог любит больше чем нас и совершенно незаслуженно осыпает своими дарами.» — пытаясь сравнивать себя с младшим блудным сыном, вероятно, мы тоже это делаем из зависти. Завидуем этому блудному сыну, потому, что отец его тоже любит…:-)
    Спасибо, отец Ириней, за замечательное размышление.
    С Богом!

  4. Всё надеюсь, что когда-нибудь в комментариях к притче о блудном сыне будет так же тщательно, как история младшего сныа, разобрана история страшего. Младший -скорее исключение из правил, его жизнь, какая бы кривая-косая ни была, яркая, это вызов обществу, это его путь, который он проходит. А страший — добропорядчный обыватель, каких большинство, и к каким, прошу прощения, скорее всего, принадлежим и мы с вами. Обыкновеный человек живёт «так, как надо», потому что — а как иначе. Где я найду другую работу, если брошу эту, опостылевшую, но с регулярной зарплатой. Кто будет помогать отцу, который стареет, если младший брат усвистал на поиски развлечений? и т.д. Мне говорят — это твой долг, твоё призвание. Или нет? Или же моё призвание в том, чтобы принимать это всё ещё и РАДУЯСЬ? Но я, то есть старший брат, — человек. И его вопль про козлёнка — почему в этом мы видим только и сразу зависть? Может, всего только усталость несовершенного человека? Конечно, это современный взгляд, проекция современной жизни. Вот поэтому и хотелось бы посмотреть на эту линию подробнее.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *