Свидетели

Свидетели
Память Святого Игнатия Антиохийского 


Рим 3, 21-30
Пс 130
Лк 10, 1-9

Я сораспялся Христу, и уже не я живу, но живёт во мне Христос; живу верою в Сына Божия, возлюбившего меня и предавшего Себя за меня (Гал 2, 19-20).

Св. Игнатий Антиохийский был вторым преемником св. Апостола Петра на епископском престоле в Антиохии. И как Павел, и почти все апостолы, Игнатий также умер мученической смертью. Основание Церкви стоит именно на этих первых мучениках первых веков.

Мученик есть «свидетель». О чем свидетельствует? И как человек становится мучеником? Мученичество есть призвание внутри призвания. Когда человек замечает в своём сердце некое беспокойство, может быть вопросы о смысле жизни, или может быть появляется какой-то необычный интерес к «святым» вещам, он часто начинает искать Бога. Он или она начинают исследовать то, что их затронуло, то, что их «заинтересовало». Рано или поздно, Они осознают, что им надо креститься в вере или с большим намерением практиковать свою веру. Многие из нас были призваны таким образом. А дар призвания к свидетельству / мученичеству идет еще глубже. Тогда Господь согревает сердце человека так сильно, что он или она «влюбляется» и хочет ответить на эту любовь всем тем, что есть у них. Они с радостью терпят жестокие страдания, вплоть до того, что очень хотят отдать физическую жизнь во славу Божию. Это настоящий призыв изнутри человека и именно из Любви. Такой человек осознаёт и переживает особенную Дружбу с Иисусом. Это есть смысл стиха в начале размышления.

Св. Игнатий был кровным мучеником, а св. Игнатий Лойола, который получил своё имя именно от сегодняшнего святого, был бескровным свидетелем Любви Христа. Их свидетельство одно, даже если в разных обстоятельствах и формах.

Свидетелями веры и любви Христовой являются и все те наши братья и сестры из прошлого века, которые погибли во время коммунизма и фашизма за веру и справедливость.

А сегодня надо свидетельствовать против других таких же злых «–измы». Чаще всего это будет бескровное свидетельство, но не обязательно…. А то, что нам даст убедительно «говорить» о Боге и Его любви — это в первую и самую главную очередь — наш личный опыт Его любви ко мне и к нам. В сердце должно быть осознание: возлюбившего меня и предавшего Себя за меня.

Автор: о. Янез Север ОИ, Москва

Ответов: 7 »

  1. Теперь вообще ничего не понятно.
    Я не придираюсь. Не призываю. Не требую и не обвиняю. Но я пытаюсь разгрести путаницу, которая во мне образовалась )).

    Возьми свой крест и иди за Мной — разве это обращено не к каждому христианину? Крест, который мы так любим упоминать в теориях — это же и есть призвание к жертвенной любви-мученичеству на практике? Христианин же любит Христа и человеков не в облаках и шоколаде? Простить и принять ближнего — это тоже муки, пусть незаметные никому, и медаль на грудь за них не повесят, но муки — ведь иногда легче умереть, чем простить, и пусть его потом совесть замучает )). Но если дар призвания к свидетельству/мученичеству глубже призвания служения Богу, то, выходит, служить Богу можно без жертвенной любви?! А чем тогда это отличается от фарисейства?

    Если всё-таки: «то, что нам даст убедительно «говорить» о Боге… — это… наш личный опыт Его любви», — то почему нести Христа — это долг любого крещенного? Или мы старательно обманываем себя, отождествляя крещение с обращением? Или мы все пережили этот личный опыт, только я одна осталась такая непонятливая? Или наш долг всё-таки сначала обрести эту самую любовь между нами, по которой мир может узнать, что мы Его ученики, а уже потом идти о ней свидетельствовать?

    Или я путаюсь в определениях?

  2. «Я сораспялся Христу, и уже не я живу, но живёт во мне Христос; живу верою в Сына Божия, возлюбившего меня и предавшего Себя за меня (Гал 2, 19-20).» — вероятно, каждому Господь даёт возможность сораспятия. Одним кровное мученичество, другим бескровное мученичество. Первые мученики сораспинались со Христом, умирая разрываемые дикими зверями, на арене цирка.
    Мученичество других было бескровно, может быть, даже и не широко известное. Здесь, вероятно, главное это безоговорочное согласие на сораспятие, в какой форме бы оно ни было.
    А если не любишь Того, ради которого готов сораспясться, то ни за что не сделаешь этого! Когда кого то любишь, то не будешь раздумывать отдать за него жизнь, или нет.
    Бывает так, что человек должен пережить очень сильное потрясение, чтобы полностью изменить свои убеждения и взгляды…Вероятно, быстрому распространению христианства в первые века способствовало потрясение, которое испытывали те, которое видели мученичество христиан, готовых во имя любви к Иисусу добровольно обрекать себя на жуткие казни, но не отрекаться от Него ни при каких условиях…
    Тогда верить в Него или нет очень часто означало жить, или умереть…

    • Cлава Иисусу Христу! Мир и добро всем!
      Спасибо, отец Янез, за замечательное размышление. Сегодня, мы с нашим священником тоже говорили о мученичестве и о его смысле…и Ваше размышление стало для меня продолжением этого разговора. Спасибо!
      С Богом!

  3. «Мученичество есть призвание внутри призвания.» Значит рукоположение священников и вечные обеты сестер тоже мученичество?… Просто лично знаю тех, кто не справился с этим Крестом. Вот только вчера узнала, что еще одна знакомая сестра не обновила обет… Задаюсь вопросом: значит не каждому дано стать мучеником? Какой в нем смысл для меня лично?
    Ответа пока нет, но надеюсь его получить в ближайшее время.
    Спасибо, о. Янез, за замечательное размышление.

    • О мученничестве в христианстве нашла вчера статью, показалась очень насыщенной:
      http://prosv21.narod.ru/r2/1/287.htm

      Иногда надо так мало, чтобы человек упал или поднялся. Конечно бывает не твоё, но чаще к ним, тем кто не справился с Крестом, просто не подбежала Вероника. Иногда им не хватает до смешного малого: просто легкого прикосновения, понимающего взгляда или дыхания нашей молитвы.

  4. Слава Иисусу Христу!
    Спасибо Вам, отец Янез!

    «Я сораспялся Христу, и уже не я живу, но живёт во мне Христос; живу верою в Сына Божия, возлюбившего меня и предавшего Себя за меня (Гал 2, 19-20).»
    «Мученичество есть призвание внутри призвания.»
    » А то, что нам даст убедительно «говорить» о Боге и Его любви — это в первую и самую главную очередь — наш личный опыт Его любви ко мне и к нам. В сердце должно быть осознание: возлюбившего меня и предавшего Себя за меня.»
    Осознание Его Любви…Глубина, сила молитвенного переживания соединения с Господом…Это не слова.Это образ жизни, мышления, это моментальность в действиях по воле Бога, это Его постоянное присутствие во все время жизни на земле, это слияние с Его дыханием, пульсом Его Пресвятого Сердца, когда «не я живу, но живёт во мне Христос». Когда Его Любовь становится единственным смыслом жизни, и Его Любовь на Кресте — Крестная — преобразилась в Любовь Воскресения. Преображенная Любовь!
    Так и в нас — жертвенная любовь преображается в воскресающую радостную, и страсти ко Христу окрашиваются радостью, освещаются Его Любовью, и в лучах, сиянии Его Любви готовы на радость пребывания с Ним в вечности.И мучения не имеют значения, потому что Господь Возлюбил! и осознание Любви Бога, прикосновение Его Сердца — это «сладость», «теплота», «полнота»,»благодать»…
    И, осознавая, тянемся к ответу, тянемся открыться Ему на Божественную Любовь — на Его Благодать ответной любви, которая по воле Творца дает силы раскрыть сердце, чтобы отдать себя Ему, слушая Голос Бога, принимая и моментально выполняя Его Пресвятую Волю — Любить!

    С молитвой
    С любовью
    С Богом

    • Да, удивительно: в Любви они всегда идут вместе — блаженства и страдания, а без Любви — порознь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *